Рассказы от StarLey… 3

ОСОБЕННОСТИ ОХРАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ В ГОРНО-ТАЕЖНОЙ МЕСТНОСТИ

Внимательный читатель, просмотрев мои предыдущие опусы об особенностях того и этого на участке заставы, наверняка задался вопросом…

«Так что ж ты, сволочь…, тебе Родина доверила границу охранять, а ты? Только водку жрал, дизеля чинил, да коров гонял?!.

В какой-то мере он окажется прав, так как вышеперечисленные дела занимали в моем графике значительно больше времени, чем личное участие в охране границы… особенно, первое… (я имею в виду ремонт дизелей).
Но случались и такие дни, когда я, отбросив дела, одевался попроще, брал в руки автомат и выходил на участок в надежде: «серых уток пострелять, руку правую потешить, сарацина в поле спешить иль башку с широких плеч у татарина отсечь!».

Последнего нарушителя на участке «Амазара» взяли в 1978 году, когда один морально неуравновешенный гражданин — житель одноименного поселка, без всяких видимых причин протопал 200 км. вдоль одноименной речки, но был схвачен бдительным пограничным нарядом, запутавшись в колючей проволоке заградительного забора. Соседям же слева и справа на этот счет везло значительно больше…
Буквально за пару недель до моего приезда произошел прорыв на участке соседа слева. Два чрезвычайно целеустремленных молодых человека, шестнадцати лет от роду, из города Тында теплым августовским днем сошли с поезда на станции Ерофей Павлович, имея устойчивое намерение стать послушниками монастыря Шаолинь.
Где находится прославленный в фильмах о мастерах кунг-фу монастырь, они представляли слабо, но справедливо полагали, что в Китае. Согласно карты, вырванной из школьного атласа, Китай должен был находится прямо за рекой Амур. Таким образом, преступному сообществу, в просторечии именуемому «шайкой», необходимо было добраться до Амура и переправится через него, а там уже любая собака подскажет дорогу к вожделенной обители, где бритые наголо монахи в оранжевых одеждах учат всякого прохожего тайне удара «Смертельное касание» и технике боевого клича «Кииий-я».
Так считали два малолетних приверженца у-шу, не подозревая однако, что план их идет вразрез с уголовным кодексом. Не знаю точно, адептами какого стиля боевых искусств были эти юноши, но полагаю, что скорее всего в названии их школы должно было фигурировать слово «пьяный». Иными обстоятельствами трудно объяснить то фантастическое везение, которое сопутствовало этим двум доморощенным Брюсам, а пьяным в России всегда везло, чему я лично был неоднократным свидетелем.
Они правильно выбрали направление и ориентир, начав спускаться от станции по реке Утени, что фактически спасло им жизнь, ибо Ерофей Павлович стоит аккурат на водораздельном хребте и, пойди они в другую сторону, то безусловно сгинули бы в чащах и буреломах на границе… административной границе Читинской и Амурской областей.

Им повезло, поскольку спускаясь по таежной реке, они не встретились с хозяином тайги, нагуливающим жир перед зимней спячкой. Их не сожрала мошка и не забодал комар, не лягнул лось и не загрызли волки, они не отравились грибами, которые ели, у них не отсырели спички, они не разбились, сорвавшись с утеса, не утонули в болоте и даже толком не простудились! Эх ребята… скажу я вам… такое бы везение, да в мирных целях!
Вообще-то, берега таежной речки Утени мало походят на набережную реки Волги, скажем, в Самаре, и оттого не располагают к пешим прогулкам. Берега эти трудно проходимы, круты и обрывисты, русло извилисто, а вода холодна, даже летом. Таким образом, поход вдоль по ней двух балбесов безо всякой натяжки можно назвать беспримерным! Ночью, цепляясь за коряги вдоль крутого глинистого берега, они счастливо миновали электро-сигнализационный комплекс, который летом не преграждает достаточно широкую в этом месте речку и даже не поняли его назначения. Наконец-то дойдя до истины, что вовсе не обязательно следовать устью реки, а надо лишь идти по ее направлению, они вышли на луг и далее пошлепали по широкой пади, постепенно забирая влево, по направлению к заставе «Широкий ключ».

Тут им под ноги попалась проселочная дорога, по которой два товарища вышли прямо к заставским воротам, но не заметили их в густом предрассветном тумане. Следуя одной им понятной логике, парни свернули на развилке вправо и вышли на берег Амура. Они быстро сообразили, что большая река — это и есть Амур и не стали отдыхать, хотя сильно устали, и потому пограничники не повязали их во сне, заметив с наблюдательной вышки.

Они разминулись с часовыми на подступах, видимо, уже отправившимися спать согласно плана. На берегу они обнаружили большую корягу, оседлав которую смело форсировали реку, тем самым успешно осуществив преступный замысел, и нарушили границу Российской Федерации, после чего причалили к берегу в районе населенного пункта Мохэ, нарушив тем самым границу китайскую.

Но здесь «пьяная удача» покинула наших героев. Полагаю, что удача эта — наш национальный феномен, четко очерченный территориально рубежами — границами. Как только ты пересек эту пунктирную линию — абзац! И синяя птица улетает к родным берегам , вести неторенными тропами другого искателя приключений.

Первый же встреченный друзьями хунвейбин увидев двух ободранных пацанов совсем не китайской внешности, словно заклинание повторявших «Шаолинь! Шаолинь!», преисполнился к ним общечеловеческой жалости и отвел, но как вы, полагаю, понимаете, не в монастырь(находящийся на другом конце страны), а к воротам пограничного поста. На посту их, вопреки китайской практике, не били, а, сняв показания, накормили и дали поспать.
На следующее утро над домиком погранпредставительских встреч поста Мохэ взвился флаг, означающий, что китайский пограничный комиссар желает встретится со своим российским коллегой.
Поскольку других видов связи регламентом службы пограничных комиссаров не предусмотрено, наш полковник, переправляясь на тот берег Амура, терялся в догадках о целях встречи. Худшие догадки комиссара нашли подтверждение на ехидно-улыбчивых лицах «соседей».

«Пиздец… прорыв», — сказал про себя полковник, который был комиссаром лишь по совместительству, а основную часть времени руководил пограничным отрядом, участок которого и проткнули подобно шилу два незадачливых Джеки Чана тындинского разлива.

Конец истории не так печален, как могло бы показаться… Все остались живы.
Полковник — начальник отряда получил выговор, а старший лейтенант — начальник заставы — строгий, после чего написал рапорт о переводе в Таджикистан, где я и встретился с ним спустя год.
Два несостоявшихся монаха тоже получили… по два года условно.
Что с ними стало потом, я не знаю, хотя могу предположить, что люди державшие за хвост синюю птицу в жизни не пропадут.
Возможно, они выучились, заработали денег, купили тур в Китай и посетили знаменитый монастырь, бывший когда-то их мальчишеской мечтой, а возможно и нет.

Источник: http://www.bigler.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *